«НО ДЛЯ МЕНЯ ДОБРО ВСТАВАЛО ПРОТИВ ЗЛА»
Арсений Тарковский

Эти строки замечательного поэта Тарковского Арсения Александровича стали лейтмотивом вечера, посвященного 110-летию со дня его рождения, который прошел сегодня в Кировограде.
Поэт родился 25 июня 1907 года в Елисаветграде. Отец Арсения Александровича – Александр Карлович – был народовольцем, прошел ссылки и тюрьмы, но при этом был образованнейшим человеком, знал семь иностранных языков, прекрасно разбирался в литературе. Мать – Мария Даниловна – всю жизнь посвятила себя учительскому труду.
Надежда Карловна Тарковская (в замужестве Тобилевич) приходилась Арсению тетей. Она была замужем за Иваном Карповичем Тобилевичем (Карпенко-Карым) – драматургом и актером, одним из основателей украинского национального театра.
Маленьким мальчиком Арсений Тарковский вместе с отцом и братом посещал поэтические вечера столичных знаменитостей – Игоря Северянина, Константина Бальмонта, Федора Сологуба. Отец усмотрел в мальчике большое литературное будущее. По словам самого Арсения, стихи он начал писать «с горшка».
Впоследствии ему суждено будет стать связующим звеном между веком Серебряными и литературой 60-80-х годов второй половины 20 века.
Анна Ахматова так писала о нем: «Из современных поэтов один Тарковский до конца свой, до конца самостоятельный, «автономный». У него есть важнейшее свойство поэта – я бы сказала первородство». Она удивлялась, как мог Арсений Александрович преодолеть «давление» таких метров как Мандельштам.
Да, действительно, Тарковский искал и нашел свой путь как человека и как поэта.
Пройдя тяжелейшие жизненные испытания, теряя близких, лишившись во время Отечественной войны левой ноги, он не утратил способности творить добро, воспринимать мир в его красе и многообразии:
Я учился траве, раскрывая тетрадь,
И трава начинала, как флейта, звучать.
Я ловил соответствие звука и цвета,
И когда запевала свой гимн стрекоза.
Меж зеленых ладов проходя, как комета,
Я-то знал, что любая росинка – слеза.
Чувствуя всегда свою и чужую боль, он старался вырастать до Вселенной, чтобы уменьшать эту боль, сглаживая горести своих родных и близких. Поэт смог преодолевать удары судьбы, которая «по следу шла за нами, как сумасшедший,
с бритвою в руке». Пойдя горнило войны, он был счастлив, что и его частичка есть в том, что вновь обретена жизнь настрадавшимся поколением.
В стихотворении «Земля» Арсений Александрович напишет:
… Я дивной твоей сопричастен судьбе.
К тебе, истомившись, потянутся руки
С такой наболевшей любовью обнять,
Я снова пойду за Великие Луки,
Чтоб снова мне крестные муки принять.
В 1942 году по приказу командующего фронтом генерала Баграмяна Тарковский напишет песню «Гвардейская застольная», которая станет так популярна на фронте, что начнет обрастать новыми куплетами, и станет застольной Ленинградского и Волховского фронтов.
Арсения Тарковского свяжут узы дружбы с Анной Андреевной Ахматовой, которая станет его добрым наставником и строгим поэтическим судьей. Когда ее не станет, он посвяти ей изумительные строки:

Я тот, кто жил во времена мои,
Но не был мной. Я младший из семьи
Людей и лиц, я пел со всеми вместе

И не покину пиршества живых-
Прямой гербовник их семейной чести,
Прямой словарь их связей корневых.
Тарковскому суждено будет стать последней любовью Марины Цветаевой, и когда она уйдет в мир теней, Арсений Александрович с огромной вселенской болью будет оплакивать ее смерть:
Как светилась ты, милостивица,
Все раздаривая на пути.
Встать бы, крикнуть бы, воспротивиться,
Подхватить бы и унести –
Не удержишь — и поздно каяться:
Задыхаясь, идешь ко дну.
Так жемчужина опускается
В заповедную глубину.
Поэзия Тарковского не вычурна, она доступна каждому человеку, даже не искушенному в тайнах словесных лабиринтов: говорит ли он о любви, о доме, о траве, листьях, дожде, Космосе – все входит в душу читателя и слушателя глубоко и трогает самое сокровенное:
Никого со мною нет.
На стене висит портрет.
По слепым глазам старухи
Ходят мухи, мухи, мухи.
-Хорошо ли,- говорю, —
Под стеклом твоем в раю?
По щеке сползает муха,
Отвечает мне старуха:
— А тебе в твоем дому
Хорошо ли одному?

Тарковский выполнил и еще одну значительную миссию на земле: подарил миру культового режиссера — Андрея Арсеньевича Тарковского, сына, с которым до конца дней его связывала глубокая внутренняя энергия. Ведь совсем не случайно этим двум людям суждено было оставить два ярких следа: отцу поэтический, сыну – кинематографический.

Андрей Тарковский в своих фильмах будет использовать стихотворения отца, которые возведут картины на новые философские рубежи. И смысл работ Тарковского – режиссера наполнен, как и поэзия отца, болью, добром и светом:
Все на земле живет порукой круговой:
Созвездье, и земля, и человек, и птица.
А кто служил добру, летит вниз головой
В их омут царственный
И смерти не боится.
На вечере присутствующие сделали для себя много удивительных открытий в личности и судьбе своего знаменитого земляка. Образ засверкал новыми гранями, как драгоценный камень, который долго лежал незамеченным. И каждый пропустил через сердце прощальные строки поэта:
Я свеча, я сгорел на пиру,
Соберите мой воск поутру,
И подскажет вам эта страница,
Как вам плакать
И чем вам гордиться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

17 − три =