В Украине запущена очередная афера – земельная. С одной стороны ежедневно в радиоэфире перечисляются шесть отобранных реформаторами стран от Венесуэлы до Украины, в которых нет частной собственности на землю, из-за чего они, дескать, и живут бедно. С другой – в полном разгаре сбор подписей против продажи земли, за продление моратория на её продажу.
Идёт очередной обман простодушного, мало разбирающегося в сути проблемы обывателя. Речь идёт о собственности не на какие-нибудь заводы, фабрики, магазины, дома и т. п., а о земле.
Националисты в своём «Національному маніфесті» провозглашают: «Заборонити торгівлю стратегічним ресурсом України – землею сільськогосподарського призначення». А что дальше? Вы же не говорите – землю дать тем, кто на ней живёт и работает. В какой форме он будет ею пользоваться – владельца или собственника? Нет ясности. Скрываете. Не окажется ли, что простой народ-труженик будет горбатиться на этой уже не своей земле и скажет, что опять обманули. А к чему ведёт ваш призыв: «Земля – власність Нації»?
Напомним ещё раз известные истины. Откуда ему, деревенскому обывателю и проживающему на асфальте, знать, что говорили и писали о земле мудрые люди. Он не задумываясь поставит любую подпись.
Заветная мечта многих нынешних украинских реформаторов – превратить землю в товар, отдать её в объятия всемогущего идола западного образа жизни – денег, сделать украинские чернозёмы предметом купли-продажи.
Земля, как вода и воздух, является созданием природы, а по мнению верующих людей – Бога, не является продуктом человеческого труда, а поэтому не может быть товаром.
Социальную несправедливость, порождённую частной собственностью на землю, впервые увидели не марксисты, а представители буржуазии. Именно у них возникла идея национализации земли. Один из них, известный английский буржуазный экономист ХІХ века Джеймс Милль просто, доходчиво, наглядно рассуждал, что на создание земли труд человека не затрачивался, а поэтому она должна быть собственностью всех людей, а не отдельных частников. Если это будет иначе, то рождённый на свет в данный момент человек увидит, что все дары природы уже присвоены другими, а тем, кто сейчас появился, не осталось места. Их благополучие будет зависеть от того, в какой семье он родился – в семье земельных собственников или безземельных. Поэтому в роли единого земельного собственника может и должно выступать государство. Землевладельцы, по его мнению, должны быть арендаторами, которые получают свои участки на основе срочного или бессрочного договора.
Для ряда стран капиталистического мира в настоящее время тенденция развития земельной собственности осуществляется именно в этом «миллевском» направлении. Земля вытесняется из объекта рыночных отношений. На этой основе достигается б`ольшая социальная справедливость и эффективность сельскохозяйственного производства.
Ещё в ХІХ веке, когда в России и не слышали о марксизме, лучшие её умы искали ответ на вопрос: что заставляет людей убивать друг друга? Ближе других к истине был Л. Н. Толстой. Причину он видел в собственности, посредством которой одни пользуются трудом других, обманывают и угнетают других. Он писал: «Банкиры, торговцы, фабриканты, землевладельцы бьются, обманывают, угнетают, страдают из-за собственности; судьи, полиция охраняют собственность». И вот какой вывод делает писатель: «Собственность есть корень всего зла». Под собственностью он понимал ту собственность, которую мы называем частной. Говоря о мелкой частной собственности, он был убеждён в том, что: «земля божья и может быть общинной, но никак не может быть предметом частной собственности».
Одураченному наивному обывателю вдалбливают в голову, что земля плохо его кормит, потому что она ничья. Вот когда она станет «чья», то и обеспечит дешёвое изобилие продуктов, от которых будут ломиться прилавки магазинов. Действительно, сейчас в магазинах имеются разнообразные, в красивых упаковках продукты, но доступна ли на них цена для рядового человека. А каких трудов стоит крестьянину производство сельхозпродуктов на рынок ,чтобы выжить самому?
На рынке обязательно будет чей-то диктат. Он может быть диктатом государства (ещё терпимый) или диктатом продавца (самый мерзкий, отвратительный). Но никогда рынок не будет диктатом покупателя (то, что нужно нам по приемлемым ценам). Это обман, в который ещё многие наивно верят. Сильный душит и будет душить слабого. Впереди будут самые «предприимчивые» продавцы (нахальные, нахрапистые, беспринципные), не имеющие каких-либо моральных устоев.
Официальная пропаганда умышленно скрывает те процессы, которые происходят в других странах в аграрных отношениях. От непросвещённого обывателя скрывают простую истину, выверенную веками: землёй должен владеть тот, кто на ней живёт и работает. Украинские реформаторы и политизированная пропаганда всеми методами стараются заморочить людям головы поисками так называемого «эффективного собственника» и аренды земли, скрывая, что за этим стоит.
Давно известно, что продажа-перепродажа земли в условиях частной собственности ведёт к сосредоточению её в руках тех, кто будет делать на этом большой бизнес.
Реформаторы умалчивают о том, что в Китае земля не продаётся и не покупается, там нет частной собственности на землю сельскохозяйственного производства. Мудрые китайцы считают это справедливым.
Умалчивают они, что и в таких странах с рыночной экономикой как Финляндия и Голландия вся земля является государственной собственностью, не является товаром, т. е. предметом купли-продажи. Ею владеют и передают по наследству. Финский крестьянин имеет право продать то, что он создал, что произведено им на земле, но не саму землю. Если же наследника у финского фермера нет (что бывает довольно редко), то эта земля переходит в распоряжение общества в лице Финляндской республики. Никто из иностранцев в Финляндии землю не купит, потому что ЗЕМЛЯ У ФИННОВ ЯВЛЯЕТСЯ НАЦИОНАЛЬНЫМ ДОСТОЯНИЕМ.
Действительно, во многих странах землю в частную собственность приобретают через рынок, т. е. путём её покупки. Например, в Великобритании, согласно Акту об арендных платежах, с 1967 года осуществляется правительством 60-летняя программа выкупа земли у землевладельцев фермерами-производителями, становясь её собственниками, без права перепродажи, т. е. по существу, её владельцами.
В Украине же реформаторы хотят запустить рынок земли, т. е. продажу и перепродажу. В результате такого «реформирования» нынешний производитель отчуждается от земли, лишается её, становясь батраком. Неизбежно земля окажется в руках крупных земельных собственников.
Реформаторы, взахлеб пропагандируя частную собственность на землю, отмену моратория на неё, не упоминают о таких странах с рыночной экономикой, как Израиль, Канада, Франция и другие, где большой процент земли сельскохозяйственного назначения находится в собственности государства, т. е. рынка земли нет.
«Оппозиционеры» всех мастей, если и упоминают эти государства, то не для того, чтобы показать преимущества государственной формы собственности, а противопоставить её нынешним перепродавцам земли, мечтая в будущем, придя к власти, и, забрав финансовые потоки в свои руки, обещая всем фермерам сделать их финансово способными, купить землю по доступной им цене. Это обман. Некоторые популисты торжественно вещают: «Закрепить землю за фермерами», не разъясняя, в какой форме: собственника или владельца.
Сейчас не стоит вопрос о создании у нас фермерских хозяйств. Они существуют, хотя статистика их количества постоянно пляшет в сторону уменьшения. Нам надо знать, что в современном мире они не являются рентабельными и существуют при поддержке государства. В США, западноевропейских странах фермеры получают государственные дотации, размер которых – от 25 (Швеция) до 70 (США) процентов стоимости произведённой им продукции. У нас этого нет. Рассчитывать на государственную поддержку и дотации не приходится.
И ещё – в тех же США не только мелких, но и средних фермерских хозяйств почти нет, они вымыты рыночной конкуренцией и объединились в кооперативы. Основными производителями, поставщиками сельхозпродукции на рынок здесь являются крупные капиталистические хозяйства, где эксплуатируется рабочая сила различных стран. Известный американский специалист в области сельского хозяйства Джон Кристал сказал: «Идея фермерства родилась 200 лет назад и скончалась от старости естественной смертью. Америку кормит не фермер, а крупноземельный кооператив». В то же время в США на сегодня уже 40% земли вышли из рыночных отношений и находятся в собственности государства. Они никак не связаны с частной собственностью на землю.
Поскольку в Украине передачу земли планируется осуществить через свободную продажу-перепродажу её, то нищий производитель у нас, чтобы выжить, будет вынужден не покупать, а продавать землю новоявленным землевладельцам-буржуйчикам, в большинстве своём не работающим на земле. Земля будет скапливаться в руках новых богачей, ускользая из рук рядовых земледельцев. Частная собственность на землю приведёт к разделению людей, к антагонистичности их интересов. В конечном счёте, это обернётся обложением безземельного крестьянина, ставшего арендатором, арендной платой и неизбежным подорожанием сельскохозяйственной продукции, продовольственных товаров.
Фермерские хозяйства, в том числе и трудовые, должны находиться в равных условиях с коллективными. Налоговая политика к ним должна быть одинаковой – под произведенную продукцию, всячески содействуя их интеграции.
Всё это необходимо осуществлять на государственной земле, находящейся в их владении или арендуемой ими у государства.
Сейчас проводится административно-территориальная реформа, создаются объединённые территориальные громады, во владение которых было бы целесообразно передать землю, а не продавать её. Ведь сегодня центральная власть перекладывает на местные органы много социальных функций: заботу о школах, детских садах, здравоохранении. Для их содержания необходимо постоянное ритмичное поступление средств, что можно обеспечить в значительных размерах и от ежегодной продажи продукции земледелия, а не от однократно проданной земли сельхозназначения.
У власти же на первом месте не интересы простых людей, а латифундистов. Будущие, так называемые, инвесторы будут пахать, сеять, обрабатывать землю, собирать урожай. Но село как население людей им совсем не нужно. Убирать снег, ремонтировать дороги, бороться с все больше разрастающимися бурьянами – это не их дело, прибыли оно не даёт. А мы, отменив мораторий и продав землю, будем вкалывать на этой уже не своей земле, на чужого дядю, да ещё и проценты платить за долги «попередників», которые их вместе с этой властью набрали.
Когда крестьянин поймёт, чем обернется купля-продажа земли и мораторий лишь временная её отсрочка, будет уже поздно. И опять разведёт руками: мол кто знал, так получилось, опять обманули.
Так ведь надо знать! Знать и думать, прежде чем принимать решение. Знать и понимать пророческие известные слова: «Лишь мы работники всемирной великой армии труда, владеть землёй имеет право, а паразиты – никогда».
М. Панов, кандидат экономических наук, доцент

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

1 × 4 =