В Кировограде отметили 105-ю годовщину со дня рождения Гумилева Льва Николаевича – выдающегося ученого историка, географа, этнолога, писателя, переводчика, востоковеда.
Сын знаменитых поэтов 20 века – Николая Гумилева и Анны Ахматовой, он не остался в тени славы своих родителей. Пройдя суровый и трагический жизненный путь, стал выдающимся ученым, совершившем революцию в мировоззрении о сути исторического процесса. Лев Николаевич разработал теорию этногенеза, то есть возникновения, развития и смерти этносов. В основу своей теории он положил главный тезис о том, что этносы являются составной частью биоорганического мира. По его мнению, будучи составной частью биосферы, этносы подчиняются ее законам. Это живая энергия, которая и определяет существование этносов. Ни классовая борьба, ни общество, ни популяция не дают развития этносам. По Гумилеву, исторический процесс – это взаимодействие развивающихся этносов в рамках ландшафта, где обитают этносы.
С детства Гумилев бился над решением непростой задачи: как появляются этносы и как они исчезают? Понятное дело, когда народы истребляют друг друга в войнах и межэтнических конфликтах. Но было много этносов, которые исчезли без следа, не испытывая со стороны никакого воздействия. Почему это происходило? Что заставило Александра Македонского идти в Индию, хотя он знал, что не сможет переправить на родину завоеванные богатства? Почему Александр Невский был сначала проклят своими соотечественниками за то, что выпрашивал ярлык на княжение от монголо-татар? А потом его причислили к лику святых?
И все-таки Гумилев нашел ответ.
Он создал теорию пассионарности. Ее простое объяснение состоит в том, что несколько раз за тысячелетие поверхность нашей планеты подвергается мощному воздействию космического излучения, которое вызывает пассионарный толчок, то есть мутацию гена человека, отвечающего за восприятие организмом энергии из внешнего мира. В такой период рождаются люди, способные брать больше энергии и перерабатывать ее, нежели другие. Пассионарность (от итал. «страстный») – внутреннее стремление к действию, которое сильнее самого человека и с которым он ничего не может поделать. Эта энергия сильнее, чем инстинкт самосохранения, поэтому Македонский шел в свои походы, Колумб и Магеллан бороздили морские просторы, Наполеон шел завоевывать мир, равно как и впоследствии Гитлер. Пассионарность может быть и губительной как для отдельного человека, так и этноса целиком. Этим даром нужно распоряжаться бережно.
Лев Николаевич вычислил, что любой этнос существует 1500 лет — от начала пассионарного взрыва до исчезновения. Вспомним древних эллинов, римлян, скифов, сарматов, гуннов и другие этносы. Пассионарность постепенно снижается, если ею правильно распорядиться, то этнос просуществует отведенное ему время, а если напрасно расходовать энергию, уничтожая друг друга, то для определенного этноса это плохо кончится. Когда в этносе царит утомление, равнодушие, нежелание что-то менять (подобие классического героя Обломова), тогда этнос постепенно угасает. При этом этнос не может возрождаться, на его месте возникает другой, именно благодаря новому пассионарному толчку.
Приходится только удивляться тому, как Лев Николаевич, дважды арестованный (в 1938 и 1949гг.), приговоренный к смерти (только случайность спасла его от гибели), проведший 14 лет в страшных лагерях Норильска и Омска, смог остаться верен самому себе, работать и делать открытия, ни на кого не обижаясь. Как он признавался, что ему не интересно было, расстреляют его утром или вечером , он думал о науке.
Гумилев написал 12 монографий, более 200 статей, защитил докторскую диссертацию по истории, изучая тюркские народы; чуть позже — докторскую по географии. Ему закрыли дорогу в Академию Наук, но все же его удостоили звания академика Академии естественных наук. Его главная книга «Этногенез: биосфера земли» является бесценным трудом как для ученых, так и для большого круга читателей. Его учение принято, мало кто сегодня не воспринимает Льва Николаевича как великого мыслителя 20 века. Он сам является величайшим пассионарием, перевернувшим взгляд на человечество. Его называют «евразийским львом», поскольку при изучении этносов Евразии он сделал множество открытий, он любил эти народы, изучал их языки. Лев Николаевич утверждал, что не бывает этносов хуже или лучше, они просто разные. Учитывая это, можно строить благополучную общность. Исходя из этого, Гумилев доказывал, что западные ценности – не универсальные, а как возможные.
Конечно, утверждал, ученый, можно попытаться «войти в круг цивилизованных народов», то есть, в чужой этнос. Но, к сожалению, ничто не дается даром. Надо сознавать, что ценой такой интеграции будет полный отказ от отечественных ценностей и последующая ассимиляция. Гумилев утверждал, что работа в одной связке тюркских и славянских этносов даст долгую и благополучную жизнь.
Чтобы стихия этногенеза не уничтожила этнос раньше положенного срока, члены любого этноса должны знать, как происходит этот процесс и по возможности вести себя так, чтобы этнос не погиб раньше положенного ему срока – хотя бы 1200 лет, а если вести по-умному, то можно достичь 1500 лет. Этногенез не подчиняется законам человека (он подчиняется законам природы), но его нужно изучать, как изучают природные катаклизмы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

1 × четыре =